В марте 1956 года Советом Министров СССР в связи с предстоящим строительством Братской ГЭС было принято историческое постановление, определяющее мероприятия «по переселению населения и переносу на новые места строений и сооружений». Судьба сотен населенных пунктов Иркутской области, находившихся на берегу Ангары, была предрешена. По проекту, после строительства плотины ГЭС уровень реки поднимался на десятки метров. Только официально под затопление водами будущего рукотворного моря попадали более 16 тысяч дворов.

О судьбе людей, которые жили в деревнях и сёлах, ушедших под воду, рассказывает проект «Лица затопленных деревень», разработанный Автономной некоммерческой организацией «Байкал». Как рассказала её директор Татьяна Швыдченко, в ходе проекта предстоит встретиться со старожилами – теми людьми, которые жили в затопленных деревнях и помнят, как их Малая Родина уходила под воду. Первым участником проекта стал Николай Дмитриевич Мураховский. Он жил в деревне Мучная Степь, которая была затоплена водами Братского моря в период с 1961 по 1963 год.

Сейчас Николаю Дмитриевичу 84 года. Будучи подростком, он переехал в деревню Мучная Степь из Черемхово во время Великой Отечественной войны вместе со своей семьёй. Родителей на тот момент в семье уже не было, у маленького Коли остались только старшие братья.

— Знаете, какая красота тогда была на Ангаре! – вспоминает он. — Река – сама по себе узкая, а напротив, на другом берегу, у деревни Середкиной ещё и мель была, там бакены стояли. Когда какое-то судно шло, оно совсем близко к нам подходило, деваться ему некуда было. И вот мы, пацаны, стоим у реки, а буксир «Бородино» тянет баржу у самого нашего берега. Здоровенный такой пароход, колёсами по воде – хлоп-хлоп-хлоп, из двух труб чёрный дым идёт. И мы по-над берегом за ним бежим. Как сейчас всё это помню.

— Чтобы добраться по воде из Мучной Степи до Середкиной – целая наука была, — рассказывает Николай Мураховский. — Между нашими деревнями находилось несколько крупных островов — Березовый, Хабутай, Шантэй — и много мелких. Их Иманушками называли. И вот мы затягиваемся на лодке повыше Мучной и очень быстро гребем оттуда. Течение сносит вниз, и надо было попасть в первую протоку и прибиться к одному из Иманушек. Там сидишь – отдыхаешь. Оттуда попадаешь на Середкинскую Ангару. Она в два раза шире нашей, но мелкая, по колено почти, и течение послабее. По ней спокойно до правого берега добираешься.

О том, что будут большие перемены, жители Мучной Степи узнали заранее, за несколько лет до переселения. Сначала в деревню несколько раз на машине приезжали какие-то люди. Они выходили на Ангару и пускали по течению дощечки. А на дощечках – флажки. Вся эта конструкция плыла по течению, а люди её фотографировали и что-то записывали. Потом стали приезжать уже другие люди. Они оценивали каждый дом: сколько стоит. Учитывалось всё: какие стены, какой фундамент.

Переезд на новое место большинство восприняли спокойно, вспоминает Николай Мураховский. Только вот, говорит дядя Коля, урожай хуже стал. И объяснение этому есть вполне научное.

После затопления деревни Николай Мураховский вместе с большинством жителей Мучной Степи переселился в поселок Ангарский, где проживает до сих пор.

Проект «Лица затопленных деревень» реализуется с использованием гранта Президента Российской Федерации, предоставленного Фондом президентских грантов